Жертвы насилия

«Выпускают, когда деньги заканчиваются»: как работают центры принудительного лечения наркоманов в России. Будьте осторожны! Не попадайтесь на уловки недобросовестных организаций.

Жертвы насилия

В России работает до полутора тысяч частных реабилитационных центров для наркоманов и алкоголиков. При этом официально зарегистрированы всего 200. По оценке экспертов, в каждом четвёртом учреждении зависимых удерживают насильно, могут избивать за непослушание и подвергать унизительным наказаниям. Только за последний месяц стало известно о нескольких шокирующих случаях. Так, в Казани двое сотрудников подозреваются в изнасиловании пациенток, а в Пятигорске консультант нанёс клиенту смертельные травмы. Минздрав РФ разработал новые стандарты, которые должны исключить злоупотребления в этой сфере.

24-летний Владислав Гоцев скончался 4 августа в частном реабилитационном центре для наркозависимых «Здоровое поколение Кавказа». По версии следствия, смерть наступила в результате травм, которые нанёс ему сотрудник лечебницы Алексей Манылов. Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть». 

«Мой сын уже дважды был в разных реабилитационных центрах. Ему становилось лучше, и он возвращался домой, будучи уверенным, что дальше справится сам, — рассказывает RT мать Владислава Анна Гоцева. — Когда я поняла, что сын снова начал употреблять наркотики, решила, что ему нужно в ребцентр. Мне порекомендовали «Здоровое поколение Кавказа». Я побывала там, пообщалась с руководителями. Впечатление сложилось хорошее. То, что там якобы работают профессиональные психологи, наркологи, подкупило меня».

По словам собеседницы, её сын наотрез отказывался ехать. «В этом центре мне сказали, что у них есть дополнительная услуга по интервенции (принудительная доставка пациента. — RT). Сказали, что смогут его уговорить. А на деле они приехали домой к моему отцу, где жил Влад, и с ходу начали избивать его. Это происходило у папы на глазах. Влад так кричал, что все соседи сбежались. Один из мотиваторов сильно ударил его ногой по голове. Очевидно, Влад потерял сознание, и тогда они смотали ему руки и ноги скотчем и погрузили в машину».

В центре Влад провёл несколько дней. Сотрудники регулярно беседовали с матерью клиента по телефону, утверждая, что с её сыном всё в порядке, вспоминает женщина.

«Говорили, что оказывают медицинскую помощь, хотя и подозревают, что Влад симулирует, жалуясь на рвоту и боли в животе, — вспоминает она. — А через несколько дней мне сообщили, что Влад умер. Когда я приехала в центр, сын лежал во дворе на покрывале с чёрными кругами под глазами. Живот — багровый, воспалённый. Под мышками — кровоподтёки. Очевидно, его держали под руки и били».

Следователи задержали одного из консультантов центра — Алексея Манылова. Он признался, что избивал Гоцева.

Отметим, что обычно консультантами в лечебницах работают бывшие пациенты, которым удалось излечиться от наркомании. 

Манылову были предъявлены обвинения в умышленном нанесении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Он был арестован.

«Думаю, что они били его, потому что он настойчиво хотел уйти и не подписывал договор на оказание услуг, — говорит Гоцева. — Однако, по словам следователя СК, Манылов заявил, что избивал сына по причине личной неприязни. В итоге Владу сломали ребро, которое проткнуло плевру лёгкого. Помимо этого, экспертиза показала, что у сына было множество травм от побоев в разное время».

Правоохранители проверяют, имело ли место неоказание помощи и насильственное удержание и сокрытие улик. «Врачи сказали, что если бы сразу обратились, то они, может, спасли бы его. Но сотрудники центра дождались, пока он умрёт, и пытались замести следы — спрятали окровавленные простыни и вещи Влада», — рассказывает мать.

По словам помощника уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае Владимира Полубояренко, центр продолжает работать.

«Несмотря на то что там убили человека, центр не закрыт. Более того, реклама их услуг сейчас активно распространяется в интернете», — отмечает в беседе с RT Полубояренко.

Гоцева добивается, чтобы следствие допросило клиентов «Здорового поколения Кавказа», а также привлекло к ответственности других сотрудников и руководителей центра.

«Я уже побеседовала с несколькими зависимыми, которые были там. Они рассказывают ужасные вещи — например, как сотрудники справляли нужду на пациентов в наказание за нарушение распорядка дня, — говорит она. — Я обратилась в СК с заявлением о вызове их на допрос, а также прошу принять меры к задержанию других причастных к смерти сына людей».

Не менее шокирующий случай произошёл в Казани. Как сообщал RT, двое консультантов реабилитационного центра «Освобождение» подозреваются в изнасиловании пациенток. В июле и августе СК по Татарстану возбудил два уголовных дела по заявлениям девушек, которые проходили лечение в центре.

«Многие пытаются сбежать»

По оценке президента Независимой наркологической гильдии Руслана Исаева, сегодня в России работает от 500 до 1500 частных реабилитационных центров, и в каждом четвёртом практикуют насильственное удержание клиентов и физические наказания.

«Сколько точно таких центров работает, установить невозможно. Но с уверенностью можно сказать, что в 25% центров людей держат насильно, бьют. Ещё 50% заведений находятся в пограничной зоне — вроде и ничего особо ужасного там не происходит, но нарушения законодательства всё равно есть, — отмечает в беседе с RT Исаев. — Сейчас эти проблемы обострились. Поскольку количество зависимых начало снижаться, центры берут любых зависимых, даже тех, кто наотрез отказывается лечиться».

По словам собеседника, принуждение к лечению иногда даёт положительный результат.

«Конечно, есть и удачные истории, когда человека жёстко принуждали, а потом он был благодарен, — говорит Исаев. — Но интервенция — это когда родственники или сотрудники центра активно убеждают пациента, а не связывание скотчем и насильственное удержание под замком по нескольку месяцев. Такие действия — несомненное нарушение закона, причём как со стороны родственников зависимого, так и со стороны сотрудников реабилитации».

Ответственность за похищение людей предусмотрена статьёй 126 УК РФ. Максимальное наказание — до 15 лет лишения свободы. Насильственное удержание зависимых подпадает под действие статьи 127 УК РФ («Незаконное лишение свободы») и карается лишением свободы на срок до восьми лет.

Москвича Андрея Плотникова (имя изменено по просьбе собеседника), чиновника одного из федеральных агентств, на принудительное лечение отправила мать.

«Просыпаюсь, а над моей кроватью стоят трое, — рассказывает Плотников RT. — Сказали, что должен ехать с ними, всего на два-три дня. Пригрозили шприцем с парализующим веществом, наручниками и электрошокером. Как оказалось позже, в реабилитацию меня решила сдать моя мать, хотя я просто злоупотреблял алкоголем и лёгкими наркотиками, но не был зависим».

Мужчину отвезли в коттедж, расположенный в одном из СНТ под Ногинском. Название реабилитационного центра и СНТ он не запомнил. Спустя два месяца Плотникову удалось сбежать, спилив решётку на окне.

Святослав Грачёв (имя изменено по просьбе собеседника) полгода лечился в учреждениях Ассоциации доступных реабилитационных центров в Подмосковье под Рузой и в городе Боровске Калужской области.

«Я приехал сам, но 95% зависимых оказываются там не по своей воле. Как правило, их привозят после детокса в «вегетативном» состоянии. Уйти из этих центров нельзя. Выпускают, когда деньги заканчиваются у родных. Если деньги есть, то около года человек сидит там. Конечно, многие пытаются сбежать. Поэтому во время перекуров на улице выстраивалось оцепление: все зависимые были в тапочках, а консультанты и стажёры — в кроссовках».

По словам мужчины, в обоих центрах применялись наказания к пациентам, которые не соблюдали распорядок.

«Лишали сна, заставляли носить в течение дня рюкзак с кирпичами или сделать тысячу приседаний, а если человек совсем плохо себя вёл — заматывали в скотч и увозили в мотивационный дом. Выдерживали не все. Знаю, что одна барышня пыталась покончить с собой», — говорит собеседник.

Связаться с руководством Ассоциации доступных реабилитационных центров RT не удалось.

Бунт пациентов

Ранее RT рассказывал об исчезновении 21-летней Мелиссы Пенклиди из центра для зависимых «Спарта» под Красноярском. По словам бывших пациентов, сотрудники «Спарты» насильно удерживали пациентов, били их и заставляли обливаться холодной водой на морозе. После скандала, связанного с уголовным делом по факту убийства девушки, центр был закрыт, а один из его руководителей стал директором филиала клиники «Вершина» в Красноярске.

Как выяснил RT, в филиалах «Вершины» по всей России (всего их около 30) также применяются жестокие методы лечения. 

Побывавшие там зависимые рассказали RT, что наркоманов в эти центры привозят насильно, удерживают против воли, часто избивают и унижают.

«В начале мая 2016 года я проснулся, а передо мной стоят трое неизвестных мужиков, — вспоминает в беседе с RT москвич Константин Зайцев. — Отлупили меня, связали скотчем и кинули в машину. Несмотря на то что я занимался борьбой, ничего поделать не мог. Так я оказался в реабилитационном центре. Из Москвы меня отвезли в Омск, в реабилитационный центр «Вершина».

По словам собеседника, над ним и другими пациентами регулярно издевались консультанты центра.

«За непослушание нас сажали в карцер — туалет на улице. Однажды я пробыл там неделю. Это была осень, а сидел я в одних трусах. Раз в день давали луковицу и воду. Заставляли, несмотря на адские боли из-за межпозвоночной грыжи, таскать тяжёлые предметы. Если кричишь — заливают ледяной водой. К кровати привязывали периодически».

Зайцева почти год против его воли удерживали в центре. 

«Был бунт пациентов, в результате которого мне удалось сбежать. Выбравшись оттуда, я обратился в полицию. Заявление приняли, на этом всё закончилось», — говорит Зайцев. 

  «Когда нам удалось устроить массовый побег, 60 км шли по полям и степям, — вспоминает также побывавший в «Вершине» Павел Глебов. — За нами гнались семь экипажей ДПС и полиции. Вернее, просто преследовали нас на расстоянии и несколько раз предпринимали попытки захвата. В итоге нас окружил и задержал ОМОН. Дело уже приняло такой оборот, что просто вернуть нас обратно в центр не получилось. Приехали сотрудники прокуратуры, начали разбираться. Всем, кто хотел уйти, дали такую возможность».

Бывший сотрудник омской «Вершины» Константин Ермолин говорит, что насилие в ребцентрах — «стандартная практика».

«В 2015 году я начал работать в омском филиале «Вершины», — вспоминает в беседе с RT Константин Ермолин. — Руководство центра пыталось как можно дольше держать там зависимых, не отпускать, пока у их родственников не закончатся деньги. Я не принимал участия в издевательствах над клиентами, но другие сотрудники могли посадить реабилитанта в туалет и закрутить дверь шурупами. Так зависимые сидели порой по две недели. К кровати наручниками пристёгивали, скотчем привязывали к турнику — это была стандартная практика. Никаких проблем при проверках не было, поскольку участковые нами особо не интересовались, а на время визита надзорных органов, тех, кто мог пожаловаться, просто увозили в другой дом».

После бунта, по словам собеседника, из 90 человек, которые там находились, осталось только 20.

«Тогда всем, кто хотел, дали возможность уйти, — говорит Ермолин. — Центр вскоре закрылся, но ненадолго. Уголовных дел возбуждено, насколько мне известно, не было, а все попытки привлечь руководителей к ответственности ни к чему не приводили».

Аналогичным образом, по словам пациентов и бывших сотрудников, была устроена реабилитация в филиале «Вершины» в Перми.

«В эту реабилитацию я попал из наркологии в Москве в ноябре 2016 года, — рассказал RT Евгений Авдишев. — По больнице ходили люди в белых халатах и уговаривали пройти лечение у них. Я думал, что это где-то рядом, и только в их машине узнал, что мы едем аж в Пермь. Я не особенно переживал, поскольку опыт лечения в таких центрах у меня уже был. Как оказалось, не все центры одинаковые».

По словам Авдишева, в «Вершине» зависимых удерживали насильно, лишали сна, закрывали на неделю в специальной комнате.

«Регулярно кто-то пытался сбежать. Их ловили охранники коттеджного посёлка, где находился реабилитационный дом», — говорит он. 

 

Бывший сотрудник казанской «Вершины» Алексей Курманаевский, работавший в центре в 2014—2015 годах, утверждает, что насильственное удержание и физические наказания были поставлены в заведении на поток.

«Такие центры сотрудничают с государственными наркологиями и за откаты сдают потенциальных клиентов, — рассказывает RT Курманаевский. — Большая часть клиентов попадают туда усилиями так называемых мотиваторов. Они ходят на встречи зависимых, обзванивают родственников, хватают насильно, если нужно. Это даже не сотрудники центра — чтобы не подставляться, их всех держат как внештатных работников». 

По словам собеседника, когда он стал работать в «Вершине», руководство поставило перед ним задачу продлевать нахождение клиентов в центре, мотивируя родителей платить.

«Даже дали справку, как отвечать на все скользкие вопросы родственников, — вспоминает он. — Случай насилия при мне был только один. Убежавшего реабилитанта поймали и стали избивать в подвале. Оттуда постоянно пытались бежать. Наказание за побег — ссылка в мотивационный дом, где клиента прокачивают: пытают, насилуют, ломают волю. Были и такие случаи, когда психиатр говорил, что из центра человека нужно переводить в психиатрию, а его оставляли там».

Слова собеседника подтверждает ещё одна бывшая сотрудница, работавшая в казанской «Вершине» в другое время.

«Я была медработником там, — говорит Вероника Окунева (имя изменено по просьбе собеседницы). — Однажды убежал во время прогулки мужчина. Его поймали и сильно избили за это. Человеку сломали ребра, по всему телу гематомы были. После этого случая я уволилась — не хотела в тюрьму садиться, если бы он умер от внутреннего кровотечения, например, которое там на месте диагностировать было невозможно. А скорую вызывать нам было строго запрещено. В крайних случаях пользовались услугами частных клиник».

По указанному на сайтах «Вершины» в Перми, Казани и Омске телефонам связаться с руководителями центров RT не удалось. Операторы давали недействующие номера или обещали, что руководители сами перезвонят в редакцию. Однако никто из них не вышел на связь.

Стоит отметить, что бизнес по реабилитации зависимых, как правило, строится так, чтобы реальных руководителей и владельцев центров установить было сложно. Названия центров никогда не совпадают с юридическими названиями фирм, которые ими управляют.

Трезвые стандарты

В России вскоре могут появиться новые стандарты для частных реабилитационных центров. Они должны заменить ГОСТ, в котором требования к организациям, по словам экспертов, оказались весьма обтекаемыми.

Так, весной 2018 года Минздрав обратился в Совет Федерации с просьбой помочь принять новые требования к работе реабилитационных центров, разработанные ведомством совместно с проектом «Трезвая Россия».

Согласно этому проекту, нахождение в центре возможно только при согласии зависимого — это должно быть прописано в договоре. В центрах должна работать система видеонаблюдения (при согласии пациентов), а у организации обязательно должен быть договор с медицинскими учреждениями, которые специализируются на психиатрии и наркологи. В настоящий момент критерии утверждаются в Росстандарте.

«Эти стандарты должны носить обязательный характер, а не рекомендательный, — рассказал RT руководитель «Трезвой России» Султан Хамзаев. — Кто будет следить за их соблюдением — в этом вопрос. Помимо МВД, Минздрава и Роспотребнадзора мониторингом должны заниматься общественные институты. Например, наша организация проводит по 20—30 проверок в таких центрах в течение года, но этого, конечно, недостаточно, и почти в каждом есть нарушения».

Кроме того, проблемой контроля за работой частных реабилитаций намерены заняться в Госдуме. Зампред комитета нижней палаты по охране здоровья Николай Говорин рассказал RT, что нормативно-правовые вопросы, связанные с такими центрами, планируется обсудить до конца года на заседании рабочей группы по законодательному регулированию оказания психиатрической помощи населению.

В МВД России RT пояснили, что сейчас деятельность таких организаций в субъектах регулируется региональными нормативными правовыми актами и межведомственными соглашениями под общим руководством антинаркотических комиссий, ведётся реестр организаций, прошедших соответствующий квалификационный отбор.

Сегодня, по данным МВД, в России официально работают около 200 реабилитационных центров.

«Вместе с тем периодически выявляются организации, не включённые в указанные реестры и предоставляющие услуги по реабилитации и ресоциализации наркопотребителей, — отмечают в МВД. —Подразделениями по контролю за оборотом наркотиков территориальных органов МВД России во взаимодействии с контролирующими органами проводится мониторинг деятельности таких организаций, и в случае получения информации о нарушении законодательства Российской Федерации принимаются соответствующие меры».

Так, за семь месяцев 2018 года УНК ГУ МВД России по Кемеровской области в ходе проверочных мероприятий в реабилитационных центрах выявлено и раскрыто два преступления и 40 административных правонарушений, обнаружено 12 лиц, находящихся в розыске.

МВД по Республике Татарстан совместно с представителями прокуратуры, МЧС и Роспотребнадзора осуществлено 111 проверочных мероприятий, по итогам которых пять организаций, занимающихся немедицинской реабилитацией наркозависимых, прекратили свою деятельность.

В Московской области подразделениями правоохранительных органов весной 2018 года выявлены две религиозные секты, действующие под видом реабилитационных центров для наркозависимых.

С нарушениями закона в частных реабилитациях борются и общественные организации. При этом, по словам эксперта общественного движения «Реабилитациный контроль» Виталия Туминского, даже если в лечебнице совершаются преступления, закрыть её практически невозможно.

«Это очень серьёзный и прибыльный бизнес, — говорит RT Туминский. — В среднем владелец бизнеса с каждого филиала получает за франшизу 400—500 тыс. рублей ежемесячно. Стоит формально закрыть центр, как он вскоре появляется в соседнем доме под другой вывеской».

Опрошенные RT эксперты затруднились оценить оборот рынка по реабилитации зависимых. Стоимость услуг всегда зависит от платёжеспособности родственников и может составлять от 30 до 150 тыс. рублей в месяц. Такие организации часто принимают платежи за услуги под видом добровольных пожертвований или мимо кассы — переводами на личные банковские счета сотрудников и даже в конвертах.

Несмотря на все вышесказанное - реабилитация является наиболее действенным способом борьбы с зависимостью. И если вы решили помочь своему близкому, то будьте внимательны при выборе реабилитационного центра. Добросовестные организации существуют, но их крайне мало.

 

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/551255-lechenie-narkomany-rossiya

 

Создано 6 сентября 2018

Я алкоголик, в течении многих лет я пробовал самостоятельно бросить пить. Так, как я жил, я уже не мог, не хотел, устал так жить,благодаря фонду моя жизнь вновь обрела смысл и благодарен вам и всем тем кто помогал мне на пути начала моего выздоровления, сегодня я остаюсь трезвым уже больше года и жить трезво мне нравиться !

Руслан, 20 июля 2016

Помогите близкому

для вас человеку

Оставьте заявку!

Записаться